Hazrat Inayat: The Mystic pt II (Russian version)

Хазрат Инаят: Мистик, часть II

Мы продолжаем текст Хазрата Инаят Хана “Мистик”. Следует помнить, что, как сам Хазрат Инаят замечал, словом “мистицизм” иногда пользовались в общей речи для своего рода иллюзии. В последнем параграфе внизу упоминается “Мистер Форд”, имеется в виду американский бизнесмен Генри Форд, с которым Хазрат Инаят встретился во время своих странствий. Первую часть текста можно найти здесь.  

Сравни мистика с обычным человеком, который спорит и полемизирует, препирается и борется над первой причиной, которая есть ничто иное как покров. Сравните их двоих. Первый готов сформировать свое мнение, хвалить и обвинять, в то время как другой терпеливо ожидает, пока явь себя постепенно не раскроет. Мистик верит в неведомое и незримое, не только в форме Бога, но и в неведомое, которое придет и незримое, которое еще не видно. В то время как у другого нет терпения ждать, пока он познает неведомое, пока он увидит незримое. Мистик не навязывает знание неведомого или незримого  другому, но он видит руку неведомого, действующую во всем. Например, если у  мистика  возникло побуждение выйти и отправится на север, то он подумает, что там должна быть какая-то в этом цель.  Он не считает, что это — лишь прихоть, глупая причуда,  хотя причины этого он не знает.  Однако он отправится на север и постарается найти причину своего путешествия в том результате, который из этого получится. 

Вся жизнь мистика построена на этом принципе, и благодаря этому принципу он может прибыть к той стадии, когда его импульс становится голосом, глаголящим ему изнутри: “Пойди сюда”; “Пойди туда”; “Уйди”;  “Подвинься” или “Останься”. Таким образом, в то время как другие готовы объяснять, почему они что-то делают, куда-то идут или что они хотят делать, мистик не может объяснить, потому что он сам не знает. Тем не менее он знает больше, чем тот человек, который готов ответить, почему он идет и что он собирается осуществить, ведь что же человек знает о том, что с ним произойдет? Он создает программу и строит планы, но он не знает. 

Человек предполагает, а Бог располагает. Многие говорят это каждый день; и в тоже самое время они создают программы и разрабатывают планы. Мистик об этом не заботится. Он работает с планом, который уже построен, и он знает, что есть план. Ему, возможно, не известен план в деталях; но если кто-то может знать план и его узнает, так это — мистик. Это опять нам что-то говорит: тот, кто мало знает, знает больше всего; и те, которые, кажутся, знают больше, знают меньше всего. 

Кругозор мистика подобен кругозору человека, стоящего на вершине горы и смотрящего на мир с большой вышины. Если мистик смотрит на всех как на людей, не сильно отличающихся друг от друга, так это потому что они все для него подобны детям, это есть как раз то, что мы видим с вершины горы. Все люди, будь они высокими или низкими, ему кажутся одного размера; они ему воспринимаются, как движущиеся маленькие создания. Средний человек пугается от истины также как и человек, который никогда не был на большой высоте, пугается при виде необъятности пространства. Истина необъятна; и когда человек достигает вершины понимания, он пугается и не хочет на нее смотреть. 

Многие мне говорили: “Нас сильно интересует восточная философия, однако концепт “нирваны”  очень страшен”. Я ответил: “Да, он страшен. Истина ей подобна. Истина также ужасает, но истина есть явь”. Человек так любит иллюзию, что он, так сказать, ей упивается. Если кто-то разбудит человека, который видит интересный сон, то человек скажет: “О, дай мне продолжать спать!” Ему нравится смотреть сон. Ему не хочется пробуждаться к действительности, потому она не столь интересна как сон. Поэтому среди искателей истины мы находим лишь одного из тысячи, который обладает достаточным мужеством, чтобы посмотреть на необъятность истины. Тем не менее есть многие люди, которые проявляют интерес к иллюзиям и им свойственно из любопытства рассматривать умственные иллюзии, потому что они отличаются от иллюзий физической жизни. Они склонны называть это “мистицизмом”, однако это — не мистицизм.

Никто, будучи мистиком, не может называть себя христианским мистиком, иудейским мистиком или мусульманским мистиком.  Ведь что такое мистицизм? Мистицизм — это то, что стирает с ума человека все идеи разделения. Если человек заявляет, что он такой мистик или эдакий, то он мистиком не является, он лишь играет с именем. 

Люди говорят, что мистик — это тот, кто мечтает и живет в облаках. Мой ответ на это состоит в том, что настоящий мистик стоит на земле, но его голова находится на небесах. Не правда, что мудрец не интеллектуален или что мудрец не умен. Умный человек не обязательно мудр, однако тому, у кого есть высшее знание, не трудно обрести знание мирских вещей. Тому человеку, который обладает знанием лишь мирского, бывает очень трудно впитать высшее знание. 

Мистер Форд был очень мудр, когда он мне сказал: “Если бы вы были бизнесменом, то я уверен, что вы были бы успешны”. Далее он сказал: “Всю свою жизнь я старался разрешить проблему, которую вы, кажется, решили”. Это дает нам понимание той идеи, что высшая мудрость не препятствует человеку иметь мирскую мудрость, хотя  мирская мудрость не дает человеку право на обретение высшей мудрости.

Продолжение следует

Leave a Reply

Your email address will not be published.

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.